Основные разновидности современного терроризма

Происхождение современного терроризма обычно прослеживают со времён «Народной воли». Первоначально преобладал левый терроризм (хотя существовал и правый, например Куклукс - клан). Для первой половины XX века был наиболее характерен государственный терроризм, терроризм «сверху» (сталинская эпоха, фашизм). После Второй мировой войны левый терроризм опять какое – то время является ведущим – как в развитых странах («Фракция Красной армии» в ФРГ, «Красные бригады» в Италии, группа «Прямое действие» во Франции и др.), так и в развивающемся мире, особенно в Латинской Америке («Монтанерос», «Тупамарос», «Сендеро луминосо» и др.) с характерными для последних методами городской герильи. Но постепенно левый терроризм сходит на нет.[28]

При этом любопытно сравнить их тактику с тактикой их предшественников, например русских террористов. Последние стремясь к тому, чтобы запугать правящий класс путём покушений на членов царской семьи, министров, губернаторов, генералов и вынудить правительство пойти на изменение государственного строя. Западноевропейские «радикалы» второй половины прошлого столетия не питали подобных иллюзий и потому встали на путь провоцирующего терроризма; они видели свою задачу в том, чтобы террористическими действиями спровоцировать правительство на широкомасштабные репрессии, что в свою очередь должно было вызвать волну массового возмущения действиями властей, а в идеале даже революцию. В их задачи входило не запугивание правящей верхушки, а подталкивание её к ответному насилию. Террористы вместо покушений на государственных деятелей планировали, а иногда и осуществляли, акции, цель которых состояла в том, чтобы посеять в населении ужас и панику, вызвать в стране хаос, справиться с которым правительство не могло, по их расчётам, только драконовскими мерами. А для этого нужны были именно масштабные, массовые убийства. Потерпев провал, экстремисты «ультралевого» толка сейчас пытаются, и небезуспешно, примкнуть к антиглобалистскому движению.

На место «идейного», политического терроризма заступает существовавший ещё параллельно с ним этнический и религиозный терроризм, представленный ирландскими боевиками (ИРА), баскскими сепаратистами (ЭТА) и в особенности многочисленными организациями в мусульманском мире (в Алжире, Ливане, Палестине, Иране, Афганистане).

Ярким примером терроризма, имеющего этническую окраску, может служить «время беспорядков» (Troubles), как называют в Северной Ирландии длящуюся там десятилетия междоусобную войну, в которой с жестокостью и беспощадностью убивают друг друга так называемые paramilitaries с обеих сторон – католическая Ирландская республиканская армия и отряды протестантских лоялистов. Как убедительно показывают в своей работе «Политика антагонизма: понять Северную Ирландию» ирландские авторы О`Лири и Мак Гэрри, вопреки распространённому мнению о том, что противостояние происходит между католиками и протестантами, на самом деле речь идёт о борьбе двух этнических общностей, одну из которых составляют потомки коренных ирландцев, проживавших на острове до его завоевания монархами Тюдорской династии в XVI веке, а другую – потомки шотландских и английских поселенцев. Первые были католиками, вторые – приверженцами пресвитерианской и англиканской церквей. У них один и тот же язык, одна и та же культура, но вражда сохраняется в течение столетий. Страдает, прежде всего, гражданское население: среди боевиков обеих враждующих группировок насчитывается значительно меньше жертв, чем среди мирных жителей, которых террористы якобы защищают. Это ещё раз подтверждает особенность современного терроризма – безразличие к судьбе невоюющих, невинных мирных людей.[29]



Этнический терроризм чаще всего неотделим от партизанской войны, составляет её часть: укажем в качестве примера на события в таких странах, как Шри-Ланка (тамилы против сингалов), Индия и Пакистан (кашмирский конфликт), Ливан (шиитские боевики против израильтян). Во всех этих случаях наряду с более или менее регулярными боевыми действиями вооруженных группировок применяются типично террористические методы борьбы: убийства отдельных лиц в тылу врага, как военных, так и гражданских, захват заложников и т. д.

Набирает силу экономический (криминальный) терроризм. Экономический терроризм нередко прямо смыкается с преступным миром (наркомафия, работорговля).

К криминально – грабительскому терроризму можно отнести такие формы, как получивший в последнее время массовое распространение угон самолётов и захват заложников в целях получения крупной мзды. Так, в Италии только в первой половине 80 – х годов было похищено порядка 350 человек, за которых уплачен выкуп в 185 млн. долларов.[30] В последнее время получает распространение информационный (хакерский) терроризм, нацеленный на взлом банковских кодов, но не только на это.



Терроризм как социально – правовое явление может быть классифицировано по целому ряду оснований, в том числе по объёму (масштабу) действий, по целям и направленности, по мотивам, по последствиям (состоявшимся или ожидаемыми) – применительно к жертвам – массовые, групповые, одиночные, по материальному ущербу – катострофогенного, особо крупного, по морально-психологическому вреду – вызвавшему панику, запуганность населения, недоверие к власти, по численности и организованности участников (включая секты и подпольные террористические организации). Возможна классификация по использованным орудиям, способам и финансовым средствам: использование ОМУ: оружия группового поражения, обычного автоматического стрелкового оружия, оружия ближнего боя, не летального оружия и спецсредств и т.д. На наш взгляд, характеристику способов осуществления терактов необходимо дополнить классификацией используемых средств (взрывчатка, огнестрельное или холодное оружие, ОМУ, новые виды биологических вирусов; информация, носители информации (вирусы ПК, программные продукты, программы, алгоритмические языки).[31]

По указанным критериям терроризм можно условно классифицировать следующим образом:

- терроризм государства в международных делах;

- терроризм против тиранов;

- терроризм правителей против народов порабощённых стран;

- террор властей против народа, определённого класса, конфессии, социальной прослойки, организации, секты, группы;

- террор фанатиков;

- террор фрондирующих структур и оппозиции против властей;

- террор представителей порабощённого народа против поработителей;

- террор в процессе борьбы за власть и перераспределения собственности;

- террор криминальных сообществ в ходе конкурентной борьбы;

- террор одиночек в отношении представителей власти и руководителей различных рангов;

- терроризм психопатов;

- мнимый террор.[32]

Для начала имеет смысл немного остановиться на таком вопросе как, условия существования террористических организаций. Подробную классификацию этого вопроса предлагает профессор М. М. Решетников в статье «Исламское противостояние и проблема терроризма ». Одним из проявлений особенностей современного вооруженного противостояния является международный терроризм. Длительному существованию феномена современного терроризма способствует ряд объективных факторов и обстоятельств, которые можно было бы попытаться классифицировать.

1) Заинтересованность некоторых влиятельных политических кругов и держав в существовании терроризма.

Вытекающее из первого - качественное материально-техническое снабжение и стабильное финансирование террористов, а также предоставление террористам надежных убежищ и обеспечение функционирования ряда (всем хорошо известных) мест их постоянной дислокации.

2) Мощное идеологическое (включая религиозно-фанатическое) и политическое обеспечение деятельности террористов.

3) Все более явное слияние терроризма с наркобизнесом, при безусловной ориентации на европейские и североамериканские рынки сбыта, при этом цель наркотического «порабощения» Европы и Америки уже давно никем не скрывается.

4) Менее явное, но, безусловно, присутствующее взаимодействие террористических организаций с ведущими международными корпорациями, финансово-промышленными группами и спецслужбами ведущих стан мира.

5) Упомянутая выше система «самофинансирования» террористов может быть дополнена их активной «экспансией» на «криминальную среду» и последовательным вытеснением последней из традиционных сфер ее деятельности, в частности, таких высокодоходных сфер, как: торговля оружием, игорный и алкогольный бизнес.

6) Особый фактор, пока еще очень мало учитываемый: публичность, зрелищность и обязательность участия СМИ, которые стали непременными атрибутами любой террористической акции.

7) Символичность и персонифицированность основных террористических актов. К идее символичности (в том числе - применительно к Мировому Торговому Центру) мы еще вернемся.

Все более частое присутствие в качестве важнейшего императива идеи консолидации всех мусульман.

Террористическое движение можно разбить на несколько направлений. Прежде всего, это так называемый левый терроризм. Наиболее известные представители этого направления действовали в Европе и Латинской Америке: немецкая «Фракция Красной армии», итальянские «Красные бригады», латиноамериканские «Сендеро Луминосо» и Революционное движение имени Тупака Амару. С противоположного идеологического фланга выступают адепты ультраправого терроризма. В ФРГ, например, в 90-х годах действовало до 75 праворадикальных (в т. ч. неофашистских) группировок. Печальную известность приобрели ку-клукс-клан в США, насчитывающий в свои лучшие годы до 6,5 тыс. человек; южноамериканские «Эскадроны смерти», на совести которых десятки тысяч жертв.

Одной из первых групп, исповедующих красный террор, являлась известная западногерманская «Фракция Красной Армии» или «Роте Армее Фракционе» (РАФ), которая выступила против войны во Вьетнаме, военной службы, рок–н–ролла, наркотиков, сексуальной революции и многого другого. Немецкие государственные деятели считали рафовцев, сторонников организации «Д-2» и им подобных, бесящимися от жиру и свобод недоумками, а советская пропаганда называла их борцами против империалистической политики и капиталистической эксплуатации.

Лидер РАФа Андреас Баадер, по фамилии которого в одно время называлась группа, заявлял, что «главное – безоговорочная готовность к практическому нарушению всех и всяческих законов… Преступление есть одна из форм истинного революционного разрыва с обществом, есть момент революционной вспышки»[33]

Началом террористической деятельности этой группы можно назвать организованный ею 2 апреля 1968 года в одном из универсамов Франкфурта взрыв. Бомбу в магазин заложил лидер группы А. Баадер и его подручные Г. Энслин и А. Проль, а им помогал Зейлен. Этот взрыв был ответом западногерманских «красноармейцев» на убийство полицией в Гамбурге другого террориста – Карла Кунтца, покушавшегося на известного медиа – магната Акселя Шпрингера.[34]

После взрыва во Франкфурте полиция арестовала всех четверых его организаторов и исполнителей, каждый из которых впоследствии был приговорён судом к трём годам тюремного заключения. Отпущенные до решения кассационной инстанции на свободу террористы бежали во Францию и решили оттуда бороться против «преступного фашистского режима» ФРГ. С этой целью Андреас Баадер запланировал теракт против американского военного объекта в Западном Берлине, но был арестован немецкой полицией, когда приехал к тайнику с оружием в Германию.

Позже находящийся под стражей Баадер через посредничество своего адвоката Малера встретился с известной журналисткой Ульрике Майнхофф, на которую он произвёл очень сильное впечатление. В мае 1970 года Майнхофф сумела устроить побег Баадера, вместе с которым вскоре стала возглавлять его группу. Эта террористическая структура после осуществлённых ею очередных актов насилия стала фигурировать в полицейских хрониках уже как группа Баадера – Майнхофф.

«Красноармейцы» под руководством этих лиц не только совершали теракты, но и теоретически «обосновывали» террор как таковой. В 1971 – 1972 годах они выпустили брошюры «Концепция городской герильи», «Городская герилья и классовая борьба», «Заполнить пробелы революционной теории – создать Красную Армию» и другие.[35]

15 мая 1970 года «красноармейцы» осуществили налёт на Торгово-промышленный банк в Западном Берлине, из которого «экспроприировали на революционные нужды» 200 000 марок. Эти деньги рафовцы потратили на двухмесячное пребывание в одном из тренировочных лагерей палестинских террористов в Южном Ливане. Боевая учёба рафовцев у палестинских коллег принесла свои плоды: «красноармейцы» были разбиты на конспиративные ячейки, жили по поддельным документам, в ходе подготовки и осуществления терактов соблюдались все меры конспирации. Вскоре после возвращения из Ливана они осуществили ряд грабежей банков и магазинов в Западном Берлине, в результате чего им удалось значительно пополнить «партийную» кассу. Полиция арестовала несколько террористов – грабителей. В ответ бандиты устроили множество терактов в различных городах Германии. По данным западногерманской полиции, только в течение одного 1971 года РАФ провёл более полутысячи различных насильственных акций, в результате которых преступники завладели двумя миллионами марок.[36]

В следующем году теракты на территории ФРГ приобрели характер эпидемии. Вот их перечень только за май месяц 1972 года: взрыв в здании Пятого корпуса армии США, взрыв на стоянке автомобилей криминологического бюро в Мюнхене, подрыв машины федерального судьи Мюллера в Карлсруэ, взрыв в издательстве Шпрингера, взрыв на стоянке офицеров американской армии в Гейдельберге. Следствием этих терактов были гибель ни в чём не повинных людей и разрушение имущества на миллионы марок. Полиции удалось арестовать Андреаса Баадера, Ульрику Майнхофф, Гудрун Энслин и некоторых других руководителей и членов организации.

Осенью 1974 года Баадер направил на волю приказ – отныне акцентировать внимание на террор против политиков, чиновников и предпринимателей. Во исполнение этого приказа «красноармейцы» совершили несколько терактов, среди которых наиболее громким было похищение и убийство председателя Союза западногерманских промышленников Ганса Шлейера.

Единомышленниками рафовцев в Европе были члены итальянских «Красных Бригад», деятельность которых вполне сопоставима с преступлениями «Фракции Красной Армии». Их роднили не только сходство названий, указывающих на «левый» террор, но и характер преступных акций, методы их совершения и источники финансирования.[37]

Учредителями «Красных бригад» или «Бригате росси» (БР) выступали радикально настроенные выпускники Трентского университета Ренато Курчо, Альберто Франческини и Маргарита Кагол. В октябре 1970 года в итальянской печати появилось сообщение о создании организации «Красные бригады», и уже в ноябре раздались первые взрывы, проведённые на заводах фирмы «Пирелли».[38]

Несмотря на эту «успешную» кровавую деятельность, в 1984 году в БР произошел раскол на две соперничающие фракции: «Красные бригады – коммунистическая сражающаяся партия» и «Красные бригады – союз сражающихся коммунистов». Первая из этих фракций, как ни странно, главными своими врагами в равной степени считала США и СССР, в то время как вторая фракция в основном ориентировалась на борьбу против НАТО. И та и другая фракция лучшим методом «революционной борьбы» считали террор.[39]

Наиболее громким терактом БР было похищение и убийство бывшего премьера Италии и председателя Христианско-демократической партии Альдо Моро.

Параллельно с БР в Италии действовали и другие леворадикальные, ультрареволюционные и иные экстремистские группировки, в числе которых были такие, как «Первая линия», «Рабочая автономия», «Новый порядок», «Национальный авангард», «Народная борьба» и прочие, которые не только терроризировали общество, но и идеологически обосновывали это насилие. Вот наименования некоторых произведений одного из идеологов левого терроризма профессора Падуанского университета Антонио Негри: «Маркс над Марксом», «Пролетарское государство», «Государство и саботаж – о марксистском методе общественной трансформации».[40]

Особняком от этих двух течений стоит националистический терроризм, который ставит во главу угла создание собственного моноэтнического государства любыми методами. Среди наиболее крупных организаций стоит отметить Ирландскую республиканскую армию (впрочем, недавно заявившую об отказе от вооруженной борьбы); шри-ланкийских «Тигров освобождения Тамил Элама», совершивших убийство Раджива Ганди; палестинские группы «Черный сентябрь», «ФАТХ — Революционный совет, или организация Абу Нидаля» и другие.[41]

Из этого списка стоит выделить Ирландскую республиканскую армию (ИРА). ИРА ведёт родословную от «Ирландской Гражданской армии» Дж. Конноли и «Национальных волонтёров», военной организации при партии «Шин Фейн» основанной в 1905. ИРА - военная организация Шин Фейн, носит это название с 1919года, когда «Ирландские волонтёры» были подчинены военному министру Ирландии.

В 1917-1920 ИРА ведут партизанские действия против англичан на территории Ирландии: предпринимают нападения на казармы, захватывают оружие. В 1919-1920 годах полиция вынуждена была под натиском ИРА сосредоточиться в крупных населённых пунктах. В ночь с 4 на 5.4.1920 ИРА предпринимает операцию по уничтожению в 32 графствах 153 налоговых учреждений; конец апреля - предпринято 182 нападения на полицейские участки; 14.5.1920 - сожжено 70 казарм; июль 1920 года - захват правительственной почты. М. Коллинз подготовил и организовал акции по уничтожению английских шпионов 21.11.1920. ИРА в 1920-е годы придерживается немарксистского социализма.

Осенью 1920 в ответ на репрессии английской полиции, военный министр Ирландской Республики Катал Бругга решил перенести военные действия на территорию метрополии. Руководил операциями начальник технической службы ИРА О`Коннор. ИРА в Лондоне, Ливерпуле, Манчестере, Глазго, Ньюкасле нанесли удары по промышленным и торговым объектам, коммуникациям. Провели теракты против офицеров, полицейских и солдат, возвращающихся из Ирландии – «чтобы англичане почувствовали то же, что чувствовали по всей стране ирландцы во время зверств карателей», предпринимаются нападения на лидеров страны, правительственные здания, проводятся операции по нарушению связи, электрических сетей, телефона. Боевики готовили покушения на Черчилля и Ллойд Джорджа, но были схвачены. После подписания Англо-Ирландского договора 6.12.1921, предоставившего Ирландии права доминиона и расколовшего страну, радикальные республиканцы ИРА во главе с О`Коннором продолжают борьбу.[42]

В 1922 году ИРА выступила против отделения Ольстера от Ирландии и развязала военные действия против правительств Британии и Эйре. 1922, лето - убийство Вильсона, военного советника в Ирландии. В 1922 году Британское и Ирландское правительства подавили движение. Лидеры - О'Коннер и Меллоуз - расстреляны. В 1923-1932 годах ИРА уходит в подполье.

В 1930-е предпринимает нападения на полицейские и судебные учреждения, богатых ирландцев, под лозунгом борьбы за республику. В 1935-36 годах ИРА проводит взрывную компанию против таможенных постов и полицейских участков, находящихся на Ольстерской границе. В 1936 году объявлены вне закона, поводом чему было убийство в графстве Корк боевиком ИРА вице-адмирала Г. Соммервиля. В 1938 году проводится террористическая кампания: в ночь на 28.11.1938 - взрыв дома близ Каслфина в графстве Донегон, 3 человека убито. На следующую ночь сожжено несколько таможенных постов.

Накануне Второй Мировой войны в Ирландии распространяются идеи воспользоваться предстоящим военным конфликтом для завоевания полной независимости от Британии. Морис Туоми заявил: «Британия не должна получить помощи от Ирландии. Трудности Англии - шанс для Ирландии. Следующая война неизбежна, и Ирландия должна воспользоваться ею, сражаясь не за, но против Англии!». Накануне войны руководство ИРА разработало «План С», целью которого было достижение независимости Ирландией. В рамках плана 15 января 1939 года публикуется (был также направлен Рузвельту, Муссолини, Гитлеру, Английскому и Ирландскому правительствам) ультиматум от подпольного республиканского правительства и ИРА (подписан Рассел Ш., Хейс С. и др.): «Правительство ирландской республики рассматривает находящиеся в Ольстере английские войска как враждебную армию, требует их немедленной эвакуации и отказа английского правительства от вмешательства во внутренние дела Ирландии», с требованием ответа в течение 4 дней, иначе, говорилось в ультиматуме: «мы вмешаемся в хозяйственную и военную жизнь вашей страны, подобно тому, как Англия вмешалась в нашу жизнь». Удовлетворительного ответа не последовало, и с 17.1.1939 началась продолжавшаяся более 8 месяцев террористическая кампания. ИРА проводит серию взрывов объектов энергетики, связи, коммуникаций, городского хозяйства на территории метрополии (исключая Шотландию и Уэльс). В этих акциях участвовало до 1000 человек, было проведено 300 взрывов. Террор 1939 года проводился также с использованием бомб замедленного действия, закладывавшихся в посылки и чемоданы. В результате деятельности ИРА в 1939 году погибло 7 человек и 137 ранено. Продолжалась с переменной активностью до осени 1941. С. Хейс, начальник штаба ИРА, возглавивший операции, расстрелян 8.9.1941, после чего ИРА прекратила активную деятельность.[43]

Деятельность ИРА активизируется с 1954. В 1954-1955 годах предпринимаются отдельные акции (нападения на военные казармы в Арборфилде (Англия) в 1955 и др.). В 1955 два депутата парламента от Шин Фейн были арестованы и лишены парламентских мандатов за нападение на военный склад. Социальная база протеста - рабочие, ремесленники, интеллигенция, служащие, батраки. Протест вызывала деятельность заполонивших страну англичан, захвативших господствующее положение в экономической и культурной сферах. Но англичан можно изгнать силой оружия, которое можно добыть на военных складах и в полицейских учреждениях.

ИРА начинает активную борьбу за воссоединение Ольстера с Ирландией с 1956 года, под лозунгом «Нанести поражение государству, армии, полиции и вспомогательным силам». Армейский Совет ИРА заявил: «Сопротивление британскому господству в оккупированной Ирландии вступило в решающую стадию». С 1956 года проведено более 600 налётов. Объектами стали склады вооружения, радиостанции, таможни и полицейские учреждения на границе Ольстера. В 1957 году англичане проводят массовые аресты. Прекращается кампания террора в 1959, официально, о чём заявлено в феврале 1962.[44]

В 1950-х, в отличие от 1939 года, гражданское население, военнослужащие и полиция Ирландии не подвергались нападениям. С 1962 года руководство ИРА переориентируется на массовую деятельность.

В июне - июле 1969 года происходят уличные столкновения между католиками и протестантами в Дерри и Белфасте. Для предотвращения кровопролития правительство Соединённого Королевства в августе 1969 года вводит в Северную Ирландию армейские части. Первоначально масса католиков положительно воспринимала присутствие армии в Ольстере, но в скором времени армия была скомпрометирована пропротестантской позицией. Репрессиям были подвергнуты главным образом католики, зачастую без соблюдения формальных процедур. В 1970 году ИРА раскалывается на две организации: «официальную ИРА» и «временную ИРА». Раскол произошёл по вопросу использования вооружённого насилия в политической борьбе. «Официальная ИРА» предполагала использование оружие только в целях самообороны. «Временная ИРА» ориентировалась на ведение активной террористической деятельности, в том числе на территории Англии.[45]

Особую угрозу в последнее время представляют приверженцы исламского терроризма. По экспертным оценкам, за последние 25 лет они больше всех захватили заложников, совершили диверсионных актов и убийств. Идеология исламского терроризма формируется отдельными религиозными организациями Саудовской Аравии, Судана, Ирана, Пакистана и Афганистана и базируется на положениях исламского фундаментализма. Основные террористические группы — «Хезболлах», «Братья-мусульмане», группа Рамаза Юсефа, которая совершила взрыв в Центре международной торговли в США. Исламский терроризм распространяет свое влияние и на страны бывшего СССР, особенно России. В последних боевых действиях в Чечне принимал участие, например, Хаттаб. По отдельным сведениям, финансовую помощь чеченским боевикам оказывал миллионер и известный международный террорист Усама бен Ладен.[46]

В начале 90-х годов наметились новые тенденции развития террористического движения. Кратко суммируя их, можно выделить следующие основные.

Первая. Количество террористических актов постепенно уменьшается. Если в конце 80-х совершалось около 800 таких актов в год (например, в 1987 г. — 832 теракта, в 1989 г. — 856), то в конце 90-х эта цифра не превышала 400 случаев в год. Резко пошел на убыль левый терроризм. Он лишился мощной организационной, финансовой поддержки бывшего СССР. В лучшие времена в итальянских «Красных бригадах» было до 5 тыс. боевиков, сумма выкупа за 430 похищенных ими людей (1977—1982 гг.) составила около 200 млн. долларов США. В 90-х годах в эту некогда могущественную организацию входило не более 50 человек, которые провели несколько малозначительных терактов, не повлекших за собой человеческие жертвы. Фактически прекратила свои действия «Фракция Красной армии». В Латинской Америке последний крупный теракт был совершен в декабре 1996 г. — Революционное движение имени Тупака Амару захватило японское посольство.[47]

Уменьшилась опасность со стороны ультраправых и националистических террористов. В результате миротворческого процесса Ирландская республиканская армия заявила об отказе от вооруженной борьбы.

Объективно на первое место выдвигается исламский терроризм, который к тому же активно расширяет свои сферы влияния.

Вторая. В качестве основной угрозы террористической деятельности рассматривается использование оружия массового поражения. Бывший директор ЦРУ Джон Дейч в статье, опубликованной в журнале «Національна безпека і оборона», оценивает возможность применения террористами оружия массового поражения как прямую угрозу национальной безопасности США. По оценкам экспертов, в последнее время акценты смещаются. Если в начале 90-х годов главную опасность видели в использовании террористическими организациями ядерных зарядов, то сейчас главное внимание уделяется химическому и бактериологическому оружию. Использование ядерных технологий требует достаточно высокой технической подготовки, мощной финансовой базы и вряд ли осуществимо террористическими организациями, кроме тех, кто пользуется государственной поддержкой. Химическое и бактериологическое оружие гораздо доступнее. Японская религиозная организация «Аум Синреке» провела газовую атаку в токийском метро с помощью зарина собственного производства. В середине 80-х члены религиозной секты «Раджниш» получили сальмонеллу и заразили ею пищу в ресторане Орегона, в результате чего пострадало 715 человек. Нельзя исключать диверсии на атомных электростанциях и химических заводах. В начале 2000 г. безработный японец Тацуфуми Осиба пытался взорвать ядерный завод в научном центре Токаймура вблизи Токио. В ноябре 1995 г. чеченские террористы разместили контейнер с радиоактивным цезием-137 в Измайловском парке Москвы.

Третья. Повышается техническая оснащенность террористов. В 1605 г. Гай Фокс использовал 29 бочек с порохом для взрыва английского парламента. Сейчас для этого необходимо всего лишь несколько килограммов пластиковой взрывчатки. Рецепты изготовления взрывных устройств можно получить в Интернете. Террористические организации используют новейшие компьютерные технологии, спутниковые телефоны, современные средства подделки документов. С другой стороны, использование новых информационных технологий в системе государственного управления делает ее особо уязвимой для терактов. Причем действенной защиты от такой угрозы на сегодня не существует, о чем свидетельствуют неоднократные проникновения хакеров в системы баз данных Пентагона. Несколько лет назад промелькнуло сообщение о том, что неизвестными лицами с помощью компьютеров был взят под контроль британский военный спутник.

Четвертая. Происходит сращивание транснациональной преступности и террористических организаций, которые используют друг друга для достижения собственных целей. Радикальные группы получают возможность подкрепить свою финансовую базу путем продажи наркотиков, оружия. Преступные группировки нередко нанимают боевиков из террористических организаций для ликвидации политиков, совершения диверсионных актов. В Перу торговцы наркотиками установили тесные связи с «Сендеро луминосо», понимая, что участие этой организации во многом затруднит действия правительственных органов. С другой стороны, подобные «деловые взаимоотношения» позволили «Сендеро луминосо» значительно улучшить свои финансовые возможности для борьбы с правительством.[48]

В связи с этим можно задаться вопросом: Что лежит в основе терроризма? Что заставляет людей идти на риск или даже ценой собственной жизни убивать ни в чем не повинных людей, решая свои политические цели? Генезис терроризма имеет различную природу. Власть не хочет вести страну по дороге цивилизации, изощряется в поисках “особого пути”, который бы был способен оправдать их монополизм, как на власть, так и на национальные богатства. Происходит разрыв между потребностями населения и действительностью. Жизнь, которая раньше казалась вполне сносной, оказывается убогой и не достойной. Осознание этого не может не вызвать чувство протеста.

Особая причина, порождающая терроризм – национально-освободительная борьба этносов. Невозможность или нежелание правительств стран признавать право этих народов на самоопределение приводит к конфликтам, которые в итоге могут порождать терроризм. Чечены в России, курды в Турции, ирландцы Ольстера, хорваты Югославии – характерные примеры, того, когда этносы не могущие решить свои проблемы политическими методами, берутся за оружие. Очевидно, что в большинстве случаев люди обращаются к террору из-за отсутствия возможности легально отстаивать свои взгляды, бороться за их реализацию мирными политическими методами. Отчаяние положения, безнадежность результатов, отсутствие возможности апеллировать к кому-то в своем споре с властями – возможно главная причина возникновения терроризма. Таким образом, в странах с авторитарными формами правления политический протест в силу невозможности реализоваться легально, как правило, проявляется в форме политического терроризма. Это один из неизбежных путей оппозиции, которая не имеет иных путей достижения своих политических целей.


4450956420214752.html
4451009679859920.html
    PR.RU™